Рейтинг@Mail.ru
НОЧИ:

410 Триста тридцать вторая ночь

Когда же настала триста тридцать вторая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что ибн Мансур говорил: „И я сказал ему: „Делай что тебе вздумается!“ И он позвал одну из своих невольниц и сказал: «Принеси мне чернильницу и бумагу!“ И когда она принесла ему то, что просил Джубейр, он написал такие стихи:

«Владыки, молю Аллахом, будьте помягче вы

Со мною, – любовь ума во мне не оставила.

Любовь овладела мной, и страсть к вам, поистине,

В болезни меня одела, ею унижен я.

Ведь прежде преуменьшал я силу любви своей,

Ничтожной, о господа, и лёгкой считал её.

Когда ж показала страсть мне волны морей своих,

По воле Аллаха тех простил я, кто знал любовь.

Хотите вы сжалиться – любовь подарите мне,

Хотите убить меня – припомните милость».

 

Потом он запечатал письмо и подал его мне, и я взял его и отправился к дому Будур. И я стал, как всегда, мало-помалу приподнимать занавеску и вдруг увидел десять невольниц, высокогрудых дев, подобных лунам, и госпожа Будур сидела между ними, точно месяц среди звёзд или солнце, когда оно раскроется от облаков, и не было у неё ни мучений, ни страданий. И когда я смотрел на неё и дивился этим обстоятельствам, она вдруг бросила на меня взгляд и» увидав, что я стою у дверей, сказала: «Приют и уют!»

И я вошёл и приветствовал Будур и показал ей бумажку, и, прочитав её и поняв, что в ней было, девушка засмеялась и сказала: «Мне, о ибн Мансур, не солгал поэт, когда сказал:

Поистине, я любовь к тебе стойко выдержу,

Лака явится от тебя ко мне посланник.

 

О ибн Мансур, вот я напишу для тебя ответ, чтобы тот человек дал тебе то, что он обещал». – «Да воздаст тебе Аллах благом!» – сказал я ей. И она позвала одну из своих невольниц и сказала: «Принеси мне чернильницу и бумагу!» И когда невольница принесла ей то, что она потребовала, девушка написала Джубейру такие стихи:

«Почему обет соблюла я свой, а вы предали?

Как вы видели, справедлива я, и обидели.

Вы ведь первые на разрыв пошли с жестокостью,

И вы предали, и предательство от вас пошло.

Всегда в пустыне помнила обеты я,

Вашу честь всегда охраняла я и клялась за вас,

Но увидела своим оком я неприятное,

И услышала я про вас тогда вести скверные.

Унижать ли буду сама свой сан, чтоб поднять ваш сан?

Поклянусь творцом – уважали б вы – уважали б вас.

Отвращу я сердце от вас своё и забуду вас,

Отряхну я руки, на вас утратив надежды все».

 

«Клянусь Аллахом, о госпожа, – он далёк от смерти лишь до тех пор, пока не прочитает эту записку», – воскликнул я, и затем я разорвал бумажку и сказал девушке: «Напиши ему другие стихи». – «Слушаю и повинуюсь!» – ответила она и затем написала такие стихи:

«Я утешилась, и сладостен для глаза сон.

И со слов хулящих слыхала я о случившемся.

Согласилось сердце забыть о вас и утешиться,

И решили веки, когда вас нет, не бодрствовать.

Лгут сказавшие: «Отдаленье-горечь!» Поистине,

Мне даль на вкус как сахар сладкой кажется,

Ненавижу ныне я всякого, кто помянет вас,

Возражая мне, и дурное я ему делаю.

Я забыла вас всеми членами и утешилась –

Пусть узнает сплетник, пусть ведает, кто ведает».

 

«Клянусь Аллахом, о госпожа, он ещё не прочитает эту бумажку, как душа его расстанется с телом!» – воскликнул я. И девушка спросила: «О ибн Мансур, разве страсть дошла до такого предела, что ты сказал то, что сказал?» – «Если бы я сказал и больше, это была бы правда, прощение – черта благородных», – ответил я. И когда она услышала мои слова, её глаза наполнились слезами. И она написала ему записку (клянусь Аллахом, о повелитель правоверных, у тебя в диване нет никого, кто бы умел так хорошо писать, как она!) и написала в ней такие стихи:

Доколе обвиненья и причуды?

Завистников ты, клянусь, утолил всю злобу.

Быть может, я проступок совершила,

Не ведая, – скажи, о чем узнал ты;

Хотела бы я положить, любимый,

Тебя на месте сна для век и глаза,

Без примеси пила любви я чашу,

Не укоряй, увидев, что хмельна я».

 

А окончив писать письмо…»

И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.