Рейтинг@Mail.ru
НОЧИ:

437 Триста сорок девятая ночь

Когда же настала триста сорок девятая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что этот человек взял чашку и кувшин и пошёл с ними на рынок, но никто у него ничего не купил. И когда он был на рынке, вдруг прошёл мимо него человек, и у него была одна рыба, вонючая и раздувшаяся, которую никто у него не покупал. И человек с рыбой спросил: „Продашь ты мне твою заваль за мою заваль?“ И человек с чашкой сказал: „Да“. И отдал ему чашку и кувшин и взял у него рыбу. И он принёс её своей семье, и его спросили: „Что мы будем делать с этой рыбой?“ И человек ответил: „Мы её изжарим и съедим, пока Аллах великий не пожелает для нас достатка“.

И рыбу взяли и вскрыли ей живот и нашли там жемчужное зерно и рассказали об этом старику, и он сказал: «Посмотрите – если оно просверлено, оно принадлежи! кому-нибудь из людей, а если оно не просверлено, то это дар, которым одарил нас Аллах великий». И посмотрели, и зерно оказалось непросверленным. И когда настало утро, старик отправился с жемчужиной к одному из своих друзей, человеку, сведущему в этом, и тот спросил: «О такой-то, откуда у тебя эта жемчужина?» – «Дар, которым одарил нас Аллах великий», – ответил старик. И тот человек сказал: «Она стоит тысячу дирхемов, и я дам тебе это, но пойди с ней к такому-то – у него больше, чем у меня, денег и знания».

И старик пошёл с жемчужиной к тому человеку, и человек сказал: «Она стоит семьдесят тысяч дирхемов, не больше этого». И он дал ему семьдесят тысяч дирхемов и позвал носильщиков, и те несли старику деньги, пока он не достиг ворот своего дома. И подошёл к нему просящий и сказал: «Дай мне из того, что дал тебе Аллах великий». И старик ответил просящему: «Мы были вчера такими, как ты, возьми половину этих денег». И когда он разделил эти деньги на две части, и каждый взял свою часть, просящий сказал ему: «Удержи у себя свои деньги и возьми их, и да благословит тебя Аллах! Я посланец твоего господа – он послал меня к тебе, чтобы я испытал тебя». И старец воскликнул: «У Аллаха слава и благодеяние!» И он жил прекраснейшей жизнью вместе со своей семьёй до счерти.