Рейтинг@Mail.ru
НОЧИ:

1163 Девятьсот сорок четвёртая ночь

Когда же настала девятьсот сорок четвёртая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что царь сделал Абд-Аллаха земного, своего зятя, везирем правой стороны, а Абд-Аллаха хлебопёка – везирем левой стороны.

И Абд-Аллах провёл в таком положении целый год, и он каждый день брал корзину, полную плодов, и приносил её обратно полной драгоценных камней и металлов. А когда плоды в садах кончались, он брал изюм, миндаль, грецкие и лесные орехи, смоквы и другое, и все, что он носил Абд-Аллаху морскому, тот принимал от него и возвращал корзину, наполненной драгоценными камнями, как обычно. И случилось в один день из дней, что рыбак взял корзину, полную сухих плодов, по своему обычаю, и АбдАллах морской принял её от него, и Абд-Аллах земной сел на берегу, а Абд-Аллах морской сел в воде, около берега, и они начали разговаривать и обменивались словами, пока речь не дошла до упоминания о могилах. И морской сказал: «О брат мой, говорят, что пророк (да благословит его Аллах и да приветствует!) похоронен у вас на суше. Знаешь ли ты, где его могила?» – «Да», – отвечал рыбак. «В каком же она месте?» – спросил Абд-Аллах морской. И рыбак ответил: «В городе, который называется ат-Тайиба». – «Посещают ли его люди, обитатели суши?» – спросил морской. И когда рыбак сказал; «Да», – он воскликнул: «На здоровье вам, о обитатели суши, посещение этого пророка, благородного и милосердого, посещающие которого заслужили его заступничество! А ты посещал ли его, о мой брат?» – «Нет, – ответил рыбак, – я был болен и не имел денег, чтобы истратить столько в дороге, и я разбогател только тогда, когда узнал тебя, и ты пожаловал мне это благо. Но теперь мне обязательно посетить его и совершить паломничество к священному дому Аллаха. Меня удерживала от этого только любовь к тебе – я не могу с тобой расстаться ни на один день». – «Разве ты ставишь любовь ко мне впереди посещения могилы Мухаммеда (да благословит его Аллах и да приветствует!), который заступится за тебя в день смотра перед Аллахом и спасёт тебя от огня, и ты войдёшь в рай благодаря его заступничеству, и разве из любви к земной жизни ты пренебрежёшь посещением могилы твоего пророка Мухаммеда (да благословит его Аллах и да приветствует!)», – спрашивал морской. И рыбак молвил: «Нет, клянусь Аллахом, посещение его стоит у меня впереди всех вещей, по я хочу получить от тебя разрешения посетить его в этом году». – «Я дал тебе разрешение его посетить, – сказал морской. – И когда ты встанешь над его могилой, передай ему от меня привет. У меня есть для него залог: войди со мной в море, и я сведу тебя в мой город, и введу ко мне в дом, и угощу тебя, и дам тебе этот залог, чтобы ты положил его на могилу пророка (да благословит его Аллах и да приветствует!) И ты скажи ему: „О посланник Аллаха, Абд-Аллах морской передаёт тебе привет. Он подарил тебе этот 1Юдарок, и он надеется на твоё заступничество от огня“. – „О брат мой, – сказал Абд-Аллах земной, – ты сотворён в воде, и твоё обиталище – вода, и она не вредит тебе. Но если ты выйдешь из воды на сушу, будет ли тебе вред?“ – „Да, – отвечал морской, – моё тело высохнет, и подуют на меня дуновения суши, и я умру“. – „А я, – сказал Абд-Аллах, – сотворён на суше, и обиталище моё – суша. И когда я войду в море, вода войдёт в мои внутренности и задушит меня, и я умру“. – „Не бойся этого, – сказал морской, – я принесу тебе масло, которым ты намажешь себе тело, и вода не повредит тебе, хотя бы ты провёл остаток твоей жизни, кружа по морю, и спал и вставал бы в море, – тебе не будет никакого вреда“. – „Если дело обстоит так, тогда не беда, – сказал рыбак. – Подавай сюда жир, я его испробую“. – „Будет так“, – сказал морской и, взяв корзину, ушёл в море и скрылся ненадолго, а затем он вернулся, неся жир, похожий на жир коровы, и цвет его был жёлтый, как цвет золота, а запах приятный. „Что это такое, о брат мой?“ – спросил его АбдАллах земной, и морской сказал: «Это жир из печени одного вида рыб, которые называются дандан, и это самые большие рыбы по размерам, и они – самые жестокие наши враги. И телом эта рыба больше, чем животные суши, которые существуют у вас, и если бы она увидела верблюда или слона, она бы, наверно, его проглотила». – «О брат мой, – спросил рыбак, – а что же ест эта злосчастная рыба?» И морской ответил: «Она ест животных моря. Разве ты не слышал, что говорят в поговорке: „Они как рыбы в море – сильные едят слабых“. И рыбак сказал: „Твоя правда. А много у вас в море этих данданов?“ – „У нас их столько“ что исчислит их лишь один Аллах великий», – сказал морской. И Абд-Аллах земной молвил: «Боюсь, что когда я спущусь с тобой на дно, мне повстречается рыба такого вида и съест меня». – «Не бойся! – ответил АбдАллах морской. – Когда дандан тебя увидит, он узнает, что ты сын Адама, и испугается тебя и убежит. Он никого так не боится в море, как сынов Адама, ибо, если он съест сына Адама, он умрёт в ют же час и минуту. Жир сына Адама – смертоносный яд для этих рыб, и мы собираем жир их печени только благодаря сынам Адама. Когда ктонибудь из них падает в море и тонет, его облик меняется, и мясо его иногда распадается на куски, и дандан съедает его, так как думает, что это одно из морских животных, и умирает. И мы находим его мёртвым, и берём жир его печени, и смазываем им наше тело, и ходим по морю. В каком бы месте ни был сын Адама, и будь там сто, или двести, или тысяча, или больше рыб дандан, они, услышав крик сына Адама, сейчас же умирают…»

И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.