Рейтинг@Mail.ru
НОЧИ:

842 Шестьсот сорок девятая ночь

Когда же настала шестьсот сорок девятая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что, когда окончился бой и воины оставили друг друга и каждый отряд вернулся в свои палатки, царь Гариб сел на престол своего царства, в месте своей власти, и его сподвижники выстроились вокруг него, и он сказал своим людям: „Я опечален и огорчён бегством этого пса Аджиба, и не знаю я, куда он пошёл. Если я его не настигну и не отомщу ему, я умру от огорчения!“ И выступил тогда вперёд брат Гариба, Сахим-аль-Лайль, и поцеловал землю и сказал: „О царь, я пойду в лагерь нечестивых и раскрою дело вероломного пса Аджиба“. – „Иди и узнай истину о деле этого кабана!“ – сказал Гариб. И Сахим принял облик нечестивых и надел их одежду и стал как бы одним из них, а потом он направился к палаткам врагов и увидел, что они спят, пьяные от боя и сражения, и не осталось из них никого без сна, кроме сторожей. И Сахим прошёл в лагерь и ринулся к шатру царя и увидел, что тот спит и около него никого нет. И тогда Сахим подошёл и дал ему понюхать летучего банджа, и царь сделался как бы мёртвый. И Сахим вышел и привёл мула и, завернув царя в покрывало с постели, положил его на мула, а сверху накрыл его циновками, и пошёл и достиг шатра Гариба. И он вошёл к царю, и бывшие в шатре не узнали его и спросили: „Кто ты?“ И Сахим засмеялся и открыл лицо, и тогда его узнали. „Что побудило тебя к этому, о Сахим?“ – спросил Гариб. И Сахим сказал: „О царь, вот аль-Джаланд ибн Каркар“.

И затем он развязал его, и Гариб узнал аль-Джаланда и сказал: «О Сахим, разбуди его!» И Сахим дал аль-Джаланду уксуса с ладаном, и тот выбросил из носа бандж и открыл глаза и увидел себя среди мусульман. «Что это за скверный сон?» – сказал он и закрыл глаза и заснул, но Сахим пнул его кулаком и воскликнул: «Открой глаза, о проклятый!» И аль-Джаланд открыл глаза и спросил: «Где я?» И Сахим сказал: «Ты пред царём Гарибом, сыном Кондемира, царя Ирака». И, услышав эти слова, альДжаланд воскликнул: «О царь, я под твоей защитой! Узнай, что нет за мною вины, и тот, кто вывел нас сражаться, – твой брат. Он бросил между нами с тобой вражду и убежал». – «А знаешь ли ты, где пролегает его дорога?» – спросил Гариб. И аль-Джаланд ответил: «Нет, клянусь солнцем, обладателем сияний, я не знаю, куда он пошёл!» И Гариб велел заковать аль-Джаланда и сторожить его, и все предводители отправились в свои палатки. И аль-Джамракан со своими людьми тоже вернулся и сказал: «О дети моего дяди, я намерен сделать сегодня ночью дело, которым обелю своё лицо перед царём Гарибом». – «Делай что хочешь, мы покорны и послушны твоему приказу», – сказали воины. И аль-Джамракан молвил: «Возьмите оружие, а я буду с вами. И ступайте легко, не давая и муравьям узнать о себе, и рассыпьтесь вокруг шатров нечестивых, а когда услышите моё славословие, восславьте Аллаха и крикните: „Аллах велик!“ Потом отступите, направляясь к воротам города, и мы будем просить поддержки у Аллаха великого».

И воины вооружились полным вооружением и, выждав до полуночи, рассыпались вокруг нечестивых и подождали некоторое время. И вдруг аль-Джамракан ударил мечом по щиту и воскликнул: «Аллах велик!» – так, что долина загудела. И его люди сделали то же самое и закричали: «Аллах велик!» – так, что загудели долина и горы, и пески, и холмы, и все покинутые ставки, и проснулись нечестивые, ошеломлённые этим, и бросились друг на друга, и заходил между ними меч. А мусульмане отошли назад и направились к городским воротам и, перебив привратников, вошли в город и овладели им и тем, что в нем было из богатств и женщин.

Вот что случилось с аль-Джамраканом. Что же касается царя Гариба, то, когда он услышал крики: «Аллах велик!» – он сел на коня, и сели все воины до последнего. И Сахим выступил вперёд и приблизился к месту стычки. И он увидел, что Бену-Амир и аль-Джамракан совершили набег на нечестивых и напоили их чашею смерти, и вернулся и рассказал своему брату, и Гариб пожелал альДжамракану блага. А неверные нападали друг на друга острорежущими мечами, не жалея усердия, пока не взошёл день, озаряя светом страны, и тогда Гариб крикнул людям: «Нападайте, о благородные, и удовлетворите всеведущего царя».

И понеслись чистые на нечистых, и заиграл меч, и разгулялось копьё в груди всех лицемеров из нечестивых, и они захотели войти в город, но вышел к ним аль-Джамракан и его родичи, и грудь с грудью встретились они между горами, окружавшими их, и перебили людей бесчисленных, а остальные рассеялись в степях и пустынях…»

И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.